МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ


Демон
Дата создания: 1872г.

Сайты по теме
Российский музыкальный сервер
Русская классическая музыка в формате "midi"
Русская классическая музыка в файлах
Московский Музыкальный Вестник - Академическая музыка on-line


В том же виде искусств
Царская невеста
Дама с собачкой
Золотой петушок
Золотой век
Обручение в монастыре

Созданные в то же время
Демон

Того же типа
Борис Годунов
Демон
Хованщина
Евгений Онегин
Снегурочка

В том же жанре
Иван Сусанин
Борис Годунов
Демон
Хованщина
Евгений Онегин


Произведение
Церковь Вознесения в Коломенском
Церковь Вознесения в Коломенском


Персоналия
Андреев Борис Федорович
Андреев Борис Федорович


Демон
Демон
Автор: Рубинштейн А.Г.


   Только одна опера Рубинштейна звучит на сценах музыкальных театров. Это "Демон" (1872 г.), с первой постановки завоевавший любовь слушателей и до сего времени остающийся одной из самых любимых в нашей стране опер. "Демон" входит в репертуар целого ряда советских оперных театров, начиная с Большого театра СССР.аписана опера Рубинштейна,—одно из наиболее глубоких творений Лермонтова. Образ лермонтовского Демона, "падшего ангела",—это прежде всего романтический образ титана-богоборца, вступившего "с небом в гордую вражду". Другая сторона этого величаво-сурового образа — тоска одиночества, жажда счастья, любви, охватившая Демона, когда он встретил Тамару.
    И вновь постигнул он святыню Любви, добра и красоты!..Рубинштейну оказалась более близкой именно эта, вторая сторона облика лермонтовского Демона. В соответствии с таким пониманием образа Демона и составлено либретто. Оно было написано известным в свое время исследователем жизни и творчества Лермонтова П. А. Висковатовым.
    Когда после симфонического вступления поднимается занавес и начинается первая картина, перед зрителем открывается величественный горный пейзаж. Слышатся голоса адских духов, призывающих Демона. Их сменяют голоса небесных духов и природы, прославляющих красоту мира. На вершине скалы появляется Демон. Его монолог полон трагического разочарования, озлобления, отчаяния.
    Проклятый мир! Презренный мир! Несчастный, ненавистный мне мир!Тщетно пытается Ангел примирить Демона с небом. Демон не способен к смирению и послушанию. "Хочу свободы я и страсти", — гордо отвечает он Ангелу.Вторая картина — на берегу Арагвы, близ замка князя Гудала. Из замка выход Гудала Тамара. На скале вырисовывается фигура Демона. Впервые он видит Тамару, и в нем пробуждаются "давно забытые мечты".В нем чувство вдруг заговорило Родным когд-то языком.Никто не замечает Демона, но Тамара испытывает непонятную тревогу. Девушки спускаются к Арагве, а Тамара останавливается, услышав неведомый голос: Возьму я, вольный сын эфира, Тебя в надзвездные края, И будешь ты царицей мира, Подруга вечная моя.Теперь Тамара замечает Демона, но он тотчас же исчезает. В волнении, в испуге Тамара созывает девушек. Но никто из них не слышал пения. В глубокой задумчивости возвращается Тамара, повторяя слова Демона.Третья картина. Мрачное ущелье в горах. Показывается караван князя Синодала, жениха Тамары. Он спешит в замок Гудала на брачное торжество. До замка недалеко, но обвал в горах задержал путников.
    Синодал посылает гонца к невесте: завтра в полдень он будет в замке Гудала.Но не суждено Синодалу увидеть невесту. Когда князь и его спутники засыпают. Демон предсказывает Синодалу гибель от руки врага. А враг уже близко—это разбойники, направленные к каравану злой волей Демона. В схватке с разбойниками Синодал смертельно ранен. В последнюю минуту жизни перед ним возникает мрачновеличественная фигура Демона.Четвертая картина — в замке Гудала. Обитатели замка в радостном волнении: только что прибыл гонец Синодала и сообщил, что сам князь скоро прибудет. Только Тамара задумчива: всю ночь ей чудился тот же образ, слышался тот же таинственный голос.Общее веселье внезапно нарушено плачем за сценой — и тотчас же вносят безжизненное тело Синодала. В отчаянии Тамара рыдает над трупом жениха. И снова на фоне молитвенного хора раздается слышимый только Тамарой голос Демона—он звучит мягко, с нежной лаской: "Не плачь, дитя! Не плачь напрасно!"По приказанию Гудала труп Синодала уносят. Измученная Тамара засыпает. Чтобы не тревожить ее сон, все удаляются. У изголовья спящей девушки появляется Демон. Сквозь сон слышит Тамара его голос:На воздушном океане, Без руля и без ветрил, Тихо плавают в тумане Хоры стройные светил...
    Тамара просыпается в глубоком смятении.Все чувства в ней кипели вдруг;Душа рвала свои оковы, Огонь по жилам пробегал, И этот голос чудноватый, Ей мнилось, все еще звучал.Тамара не хочет поддаваться таинственной власти неведомых чар, покоряющих ее все сильнее и сильнее. Она умоляет отца отпустить ее в обитель: там надеется она найти душевное спокойствие. Гудал соглашается исполнить просьбу дочери.* У Лермонтова — "властитель Синодала". Синодал — неточное произношение и написание названия поместья Цинандали, принадлежавшего известному грузинскому поэту Чавчавадзе, у которого не раз бывал Лермонтов.
    И в монастырь уединенный Ее родные отвезли, И власяницею смиренной Грудь молодую облекли.Пятая картина. У стен монастыря — Демон...любить готовый, С душой, открытой для добра, И мыслит он, что жизни новой Пришла желанная пора.Путь Демону преграждает его давний противник и хранитель Тамары Ангел. Но ему не удается помешать Демону. "Здесь я владею и люблю", — с этими словами Демон входит в монастырь.Шестая картина — ночью, в келье Тамары. Стены обители не принесли спокойствия душе Тамары.
    По-прежнему в ее мыслях таинственный, чарующий и пугающий образ. "Кто он?"—спрашивает себя Тамара. И, когда появляется Демон, она обращается к нему с тем же испуганным вопросом: "Кто ты?" Следует ответ Демона:Я тот, которому внимала Ты в полуночной тишине...Я царь познанья и свободы, Я враг небес, я зло природы, И, видишь, я у ног твоих! Тебе принес я в умиленье Молитву чистую любви, Земное первое мученье И слезы первые мои.Тамара слушает Демона с волнением и возрастающим сочувствием. "О, если б ты могла понять мою печаль, мои страданья",—продолжает Демон. Тамара уже не скрывает жалости к Демону: "Невольно я с отрадой тайной, страдалец, слушаю тебя". Тамара хочет верить, что для Демона не закрыт путь к добру. Она требует от него клятвы: навсегда отречься от зла. Демон дает торжественную клятву:Клянусь я первым днем творенья, Клянусь его последним днем...Тамара все же пытается сопротивляться властному порыву Демона, но это уже не в ее силах: "Я в твоих руках". Демон целует Тамару. Слышен хор ангелов, призывающих Тамару. Тамара падает мертвой. Смерть Тамары лишила Демона власти над душой девушки и разрушила его мечты. Ему не суждено найти счастье, не суждено начать новую жизнь.И вновь остался он, надменный, Один, как прежде, во вселенной Без упованья и любви!.. Седьмая картина — апофеоз. Ангелы поднимаются к небу с душой Тамары.
    Ценой жестокой искупила Она сомнения свои... Она страдала и любила — И рай открылся для любви!Демон — господствующий над всем, центральный по драматургическому значению и самый яркий по музыке образ оперы Рубинштейна. Черты богоборчества, как уже говорилось, не занимают в облике рубинштейновского Демона первого места; они не исчезли, но выявлены лишь в первой картине, в сцене Демона и Ангела. В следующих сценах развертывается драма Демона и вместе с ней — драма Тамары.Демон в опере Рубинштейна—и в поэме Лермонтова— трагический и вместе с тем глубоко лирический образ. Волнение, любовь, страдания Демона раскрыты в музыке Рубинштейна и воспринимаются слушателями как сильные, искренние человеческие чувства. Но Демон отнюдь не превращен Рубинштейном в стандартного лирического героя. Облик его не теряет величия, мужественности, властности, столь характерных для лермонтовского Демона. Сознание собственной мощи звучит в словах Демона: "И будешь ты царицей мира, подруга вечная моя". С этими словами органично сливается властно-горделивая мелодия; прозвучавшая впервые во второй картине, она возвращается в заключительной сцене Демона и Тамары. Торжественно и величаво льется плавная кантилена в монологе Демона "Я тот, которому внимала" (сцена в келье).В обращениях Демона к Тамаре — "Не плачь, дитя" и "На воздушном океане" (сцена в замке Гудала) — музыка перекликается с лермонтовскими строками: И взор его с такой любовью, Так грустно на нее смотрел, Как будто он об ней жалел.
    Широкие, пластичные мелодии ласковово - нежны; оба ариозо — превосходные образцы мягкой поэтичной рубинштейновской лирики; но и здесь это мужественный лиризм, не вступающий в противоречие со всем обликом лермонтовского Демона.Музыкально-сценический образ Тамары проще. В начале второй картины она весела, беззаботна, радостна; ей кажется, что жизнь сулит ей счастье; об этом говорит и музыка Тамары, с блестяще-грациозными колоратурными украшениями. Но с того момента, когда Тамара впервые слышит голос Демона, душевный покой навсегда покидает ее. Тамару гнетет глубокий душевный разлад между привычным строем взглядов и представлений, скорбью об убитом женихе и развивающейся любовью к таинственному, потустороннему существу. Но при всей душевной смятенности поэтический облик Тамары остается женственно-мягким. Мысли и чувства Тамары с наибольшей полнотой выражены в сцене в келье: в элегическом ариозо "Ночь тепла, ночь тиха, не могу я уснуть", а затем в драматическом дуэте с Демоном, Синодал активного участия в развитии событий не принимает. Рубинштейном он обрисован лишь с одной стороны — как нежно влюбленный в Тамару юноша. В теплом, задушевном, глубоко искреннем ариозо Синодала "Обернувшись соколом" легко расслышать интонации и ритмы восточных напевов.Музыку Востока Рубинштейн вообще знал и чувствовал очень хорошо. Работая над "Демоном", он изучал музыкальное творчество народов Кавказа. Автор либретто "Демона" Висковатов рассказывает, что Рубинштейн, приходя к нему в период совместной работы, "приносил мотивы кавказских и грузинских песен".Восточный характер Рубинштейн придал не только партии Синодала. Восточный колорит ясно ощущается в музыке шествия каравана, в хоре "Ноченька", который поют спутники Синодала на ночлеге. И в шествии и в хоре слышится тревожная настороженность — это предчувствие неведомой беды, грозящей Синодалу и его спутникам. Совершенно иными настроениями проникнуты восточные танцы в замке Гудала: огненная лезгинка, страстная женская пляска, нежная и грациозная пляска девушек.Опера "Демон" не лишена недостатков: текст Висковатова кое-где вял и многословен; при огромном мелодическом даре Рубинштейн не владел в такой же степени речитативом. Эти недостатки в значительной мере снимаются сокращениями, которые обычно делаются при постановке "Демона". И, во всяком случае, эти недостатки выкупаются вдохновенным лиризмом музыки Рубинштейна, обилием чудесных, благородных, красивых мелодий, тонко переданным национальным колоритом ряда сцен и, наконец, подлинной театральностью, динамической, насыщенной контрастами драматургией. Эти качества и обеспечили опере Рубинштейна прочную любовь нескольких поколений слушателей.

Соловцев А.Книга о русской опере. М., 1960. С.131



Рубинштейн Антон Григорьевич




 



  (c) портал "Культура России"