МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ


Руслан и Людмила
Дата создания: 1842г.

Сайты по теме
Театральная жизнь Москвы
Театральная афиша Москва
Театральная афиша Петербург
Центр информационных технологий для театров
Театры Москвы
Театральные страницы Петербурга
"Театральный смотритель"


В том же виде искусств
Снегурочка
Щелкунчик
Князь Игорь
Смерть Иоанна Грозного
Царь Федор Иоаннович

Созданные в то же время
Руслан и Людмила
"Мертвые души"

Того же типа
Мазепа
Снегурочка
Князь Игорь
Иоланта
Царская невеста

В том же жанре
Спящая красавица
Щелкунчик
Князь Игорь
Смерть Иоанна Грозного
Царь Федор Иоаннович


Произведение
Храм Василия Блаженного
Храм Василия Блаженного


Персоналия
Боровиковский Владимир Лукич
Боровиковский Владимир Лукич

подарок на юбилей подарки труппе паре подарки



Руслан и Людмила
Руслан и Людмила
Автор: Глинка М.И.


   Мысль об опере на сюжет поэмы Пушкина "Руслан и Людмила" подал Глинке драматург Шаховской. По-видимому, он предполагал, что Глинка напишет оперу со всевозможными постановочными эффектами, без глубокого внутреннего содержания. Лучшей и самой популярной оперой такого рода была "Леста, днепровская русалка", как мы знаем, принимал участие в составлении либретто "Лесты"; естественно, что и в поэме Пушкина он увидел благодарный материал для феерического спектакля.Глинка не пошел по пути авторов "Лесты", хотя и назвал свое произведение по установившейся традиции "волшебной оперой". Его привлекали в первую очередь народные мотивы в юношеской поэме Пушкина.Работа над "Русланом и Людмилой" растянулась на несколько лет (1837—1842 гг.). Основным либреттистом "Руслана" был один из друзей Глинки - В. Ф. Ширков. В составлении либретто помогали Глинке и некоторые другие его знакомые. Пушкинских стихов в либретто введено сравнительно немного, но они звучат в нескольких значительных сценах оперы.Ход событий в опере совпадает в целом с фабулой поэмы, однако Глинка допускает ряд отступлений от Пушкина. В опере у Руслана не три соперника, а два: "Фарлаф, крикун надменный, в пирах никем не побежденный, но воин скромный средь мечей", и "полный страстной думы, младой хазарский хан Ратмир". Третий из соперников Руслана, "Рогдай, воитель смелый", в оперу не вошел.С другой стороны, некоторые действующие лица приобрели в опере большую значимость по сравнению с литературным первоисточником. Намного полнее обрисованы Ратмир и особенно его возлюбленная Горислава — так назвал Глинка безыменную у Пушкина "подругу нежную" Ратмира. Одним из важных образов оперы стал бегло упомянутый Пушкиным Баян.
    Более значительное по сравнению с поэмой участие в действии принимает отец Людмилы князь Светозар — этим именем Глинка назвал князя Владимира. Несколько изменена в опере в сравнении с поэмой последовательность событий. Первое действие, которому предшествует увертюра, происходит во дворце Светозара. Это, как и у Пушкина, картина древнерусского пира.
    С друзьями, в гриднице высокой
    Владимир-солнце пировал;
    Меньшую дочь он выдавал
    За князя храброго Руслана
    И мед из тяжкого стакана
    За их здоровье выпивал.
    Слилися речи в шум невнятный;
    Жужжит гостей веселый круг;
    Но вдруг раздался глас приятный
    И звонких гуслей беглый звук;
    Все смолкли, слушают Баяна...
    Баян в сопровождении хора (гости Светозара) начинает петь; звучат слова Пушкина, открывающие первую песнь поэмы:
    "Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой". В пророческой песне вещий Баян предсказывает Руслану и Людмиле тяжкие испытания; но несчастья минуют, и "радости примета, дитя дождя и света, вновь радуга взойдет!" Недолго тревожит новобрачных и гостей таинственное пророчество Баяна. Вновь воцаряется веселье.Вторая песня Баяна — своеобразное прославление Пушкина. Баян предсказывает, что "младой певец в славу родины на златых струнах запоет. И Людмилу нам с ее витязем от забвения сохранит".
    Свадебное торжество внезапно нарушено:Гром грянул, свет блеснул в тумане...По призыву Светозара Руслан, Ратмир и Фарлаф отправляются на поиски Людмилы. "Чей подвиг будет не напрасен, тому отдам ее в супруги", — говорит рыцарям Светозар.
    Во втором действии — три сцены; по существу, три самостоятельные музыкальные картины.Первая сцена — в пещере Финна. И по содержанию и по тексту эта сцена очень близка к соответствующему эпизоду поэмы. Старый Финн открывает Руслану, что в исчезновении Людмилы повинен Волшебник страшный Черномор, Красавиц давний похититель, Полнощных обладатель гор.Финн рассказывает Руслану о своей жизни. Руслан узнает, как постиг старец "тайну страшную природы" — овладел силами волшебства. Теперь власть доброго волшебника поможет Руслану спасти Людмилу. Но есть у Черномора союзница — злая колдунья Наина, ненавидящая всех, кому покровительствует Финн. Но и от козней Наины спасется Руслан.Следующая сцена второго действия — встреча Фарлафа с Наиной. Наина советует Фарлафу возвратиться домой и ждать; она обещает ему найти Людмилу и погубить Руслана. Фарлаф в восторге: "Близок уж час торжества моего"; без трудов и опасностей надеется он получить Людмилу и стать зятем Светозара.Третья сцена второго действия — встреча Руслана с Головой.Перед Русланом открывается...старой битвы поле. Вдали все пусто; здесь и там Желтеют кости; по холмам Разбросаны колчаны, латы...Печальные размышления овладевают Русланом:О поле, поле, кто тебя Усеял мертвыми костями?
    В боях со встречными недругами пробивая себе путь, Руслан потерял оружие (у Пушкина он лишился оружия в схватке с могучим Рогдаем). Здесь, на поле битвы, Руслан надеется найти боевые доспехи:
    Он поднял щит, не выбирая,
    Нашел и шлем и звонкий рог;
    Но лишь меча сыскать не мог.
    Долину брани объезжая,
    Он видит множество мечей,
    Но все легки, да слишком малы,
    А князь красавец был не вялый,
    Не то, что витязь наших дней.
    Чтоб чем-нибудь играть от скуки,
    Копье стальное взял он в руки,
    Кольчугу он надел на грудь...
    Руслан обращается с мольбой к Перуну: "Дай, Перун, булатный меч мне по руке". Рассеивается туман....смотрит храбрый князь — И чудо видит пред собою. Найду ли краски и слова? Пред ним живая голова.Руслан слышит мощный голос Головы: "Кто здесь блуждает? Пришлец безрассудный, прочь! Не тревожь позабытых костей!" Голова дует на Руслана. Поднимается буря. Но Руслан поражает Голову копьем..
    Кругом росистая трава Кровавой пеной обагрилась,
    И, зашатавшись, голова
    Перевернулась, покатилась,
    И шлем чугунный застучал.
    Тогда на месте опустелом
    Меч богатырский засверкал.
    Смирившись, Голова рассказывает Руслану о тайне богатырского меча: только этим мечом можно отрубить бороду Черномору и лишить его волшебной силы.В восторге Руслан берет волшебный меч и снова пускается в путь — искать на далеком севере замок Черномора.
    Третье действие оперы вобрало в себя содержание нескольких эпизодов поэмы в измененном виде и с пропуском нескольких сцен.У Пушкина путешествие Ратмира прервано встречей с таинственным замком, населенным юными прекрасными девушками, которые песней заманивают молодого путника. Ратмир, плененный красотой одной из девушек, оставляет мысль о поисках Людмилы и поселяется с возлюбленной на берегу реки. У Глинки таинственный замок — владения Наины. Чарами Наины завлечены к этому замку Ратмир и Руслан. Красота девушек должна заставить обоих рыцарей забыть Людмилу. Тогда Руслан окажется во власти Наины, а Людмилу доставит Светозару Фарлаф.
    Так же, как и у Пушкина, картина открывается зачаровывающей песней:
    Ложится в поле мрак ночной;
    От волн поднялся ветер хладный.
    Уж поздно, путник молодой!
    Укройся в терем наш отрадный.
    Дальше события развиваются иначе, чем в поэме. Уходят девушки, певшие песню, и появляется Горислава. Это русская пленница Ратмира, пламенно любящая хазарского хана. В поисках Ратмира она очутилась у замка Наины. Горислава говорит о своей любви к Ратмиру.После ухода Гориславы входит Ратмир. Он уже не думает о Людмиле, ему вспоминаются прекрасные девушки, оставленные им в далекой Хазарии. Вбегают девы Наины и плясками очаровывают Ратмира. Вошедшая Горислава радостно бросается к Ратмиру, но он не смотрит на нее, любуясь красотой дев Наины. Появляется Руслан. Колдовство Наины действует и на него; он не сводит глаз с Гориславы: "Людмилы милый образ тускнеет, исчезает". Коварные чары Наины разрушает внезапно появившийся Финн. "Счастье с одной Гориславой найдешь", — объявляет он Ратмиру. А Руслан снова отправляется в путь, к замку Черномора. Теперь его сопровождают нашедшие свое счастье Ратмир и Горислава.
    Четвертое действие объединяет, со значительными сокращениями, все сцены поэмы, происходящие в волшебных садах Черномора. Невидимый хор убеждает тоскующую Людмилу покориться Черномору. Появляется сам карлик. По его приказу Людмилу развлекают танцами. Слышится звук трубы, вызывающей Черномора на бой. Чародей погружает Людмилу в волшебный сон и "...летит к безвестной встрече , Закинув бороду за плечи" . Хор обитателей замка пророчит гибель неведомому врагу Черномора: "Погибнет, погибнет нежданный пришлец!" Вдали виден летящий Черномор с Русланом. Слуги Черномора поражены: нашелся витязь, способный сразиться с могучим волшебником!Руслан одержал победу над злобным карликом. Вокруг его шлема обвита борода Черномора. Вместе с Русланом — Ратмир и Горислава. Убедившись, что он не в силах прервать волшебный сон Людмилы, Руслан решает везти ее в Киев. Там, быть может, киевские кудесники вернут Людмилу к жизни. Рабы Черномора готовы сопровождать Руслана в далекий путь.В заключительном, пятом действии — две сцены. Первая заменяет несколько эпизодов поэмы, не вошедших в оперу. Из числа эпизодов, имеющих существенное значение в развитии сюжета, в понимании связи между щены два. Первый—убийство Руслана Фарлафом и похищение им спящей Людмилы. Второй — возвращение жизни Руслану Финном, который вручает ему волшебный перстень:Возьми заветное кольцо, Коснися им чела Людмилы, И тайных чар исчезнут силы...Вместо этих эпизодов в опере происходит следующая сцена. Ратмир ночью сторожит стан Руслана. Вбегают испуганные рабы Черномора, сопровождающие Руслана. Ратмир узнает от них, что неведомой силой похищена Людмила, таинственно исчез Руслан. "Кто их спасет? Где избавитель?" — восклицает Ратмир. Избавитель является; это добрый Финн, могучий покровитель Руслана. И на этот раз он приносит благую весть. Тщетной останется новая попытка Наины причинить зло Руслану и Людмиле. Финн вручает Ратмиру волшебный перстень. Ратмир должен ехать в Киев, на пути он встретит Руслана и передаст ему кольцо.
    Руслан найдет Людмилу в тереме отца и прикосновением перстня пробудит ее ото сна.Вторая сцена пятого акта, завершающая оперу, — в гриднице киевского князя. Около Людмилы — Светозар, Фарлаф, киевляне, сенные девушки, дружинники. С помощью Наины Фарлаф доставил Людмилу Светозару, но разбудить ее он не может; здесь бессильны и чары Наины. Слышится конский топот; в гридницу входят Руслан, Ратмир и Горислава. Увидев Руслана, Фарлаф в ужасе скрывается. Руслан касается Людмилы Народ славит отчизну, славит Людмилу и Руслана. Общим торжеством заканчивается опера.
    Вторую оперу Глинки неоднократно упрекали в драматургической нечеткости. Нельзя сказать, что эти упреки лишены всяких оснований. Однако правильнее говорить не о драматургической нечеткости, а о некоторой сюжетной "скомканности". Можно пожалеть, что Глинка отказался от своего первоначального намерения — ввести сцены убийства и воскрешения Руслана. Краткое обращение Финна к Ратмиру не может служить полной заменой этих сказочно колоритных, очень типичных для русского фольклора и существенных в развитии фабулы картин. Остается не вполне ясным, почему Руслан получает заветное кольцо от Ратмира, а не от самого Финна (как у Пушкина). Но эти драматургические "недоговоренности" не имеют большого значения прежде всего потому, что любой слушатель оперы Глинки хорошо знаком с ее литературным первоисточником. Да и самый тип эпически картинной оперы не требует, чтобы каждая деталь фабулы была показана на сцене. "Руслан и Людмила" Глинки воспринимается как произведение драматургически цельное, где волшебные сцены, следующие одна за другой,сюжетно в достаточной мере связаны между собой и, главное, объединены общей идеей.Писатель И. И. Панаев рассказывает, что Глинка в период работы над второй оперой говорил ему "о своих музыкальных планах, о своем "Руслане", над которым он тогда трудился, о будущности России (это был один из любимых его разговоров) и о русском народе... При такого рода разговорах он обыкновенно очень одушевлялся: глаза его сверкали".
    Почему Глинка, беседуя с Панаевым о "Руслане", с воодушевлением говорил и о русском народе и о великом будущем России? Потому, что он ставил своей задачей прославить в "Руслане" лучшие качества русских людей: настойчивость, верность в дружбе, самоотверженность и преданность в любви. Ведущая глубоко гуманистическая идея оперы Глинки — торжество сил света, добра над силами мрака, зла; в то же время идея оперы — прославление мощи и высокого духовного облика русского народа. В "Иване Сусанине" эта идея нашла выражение в форме народной исторической музыкальной драмы, в "Руслане и Людмиле" — в форме национально-эпической оперы.Об этом замысле "Руслана" Глинка сообщает слушателю в самом начале оперы. "Про славу русския земли бряцайте, струны золотые", — поет Баян. Это, несомненно, краткое "слово от автора", так же как и текст заключительного хора: "Да воссияет славой, счастьем земным наша отчизна в поздние века!.. И пусть не посмеет хищный, лютый враг на наших потомков восстать!"
    Персонажи оперы, с чрезвычайно различными натурами, поступками, судьбами, требовали весьма различных музыкальных характеристик. Действительно, в "Руслане и Людмиле" —редкое богатство музыкальных образов. Но господствуют образы светлые, радостные. В ряде сцен мы чувствуем поистине богатырский дух. Прежде всего здесь нужно вспомнить сцену на поле битвы со знаменитой арией Руслана. Глинка (так же как и Пушкин в соответствующем эпизоде поэмы) создает многосторонний образ русского витязя. Во вступительном речитативе ("О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями?") с его глубокой сосредоточенностью мы слышим суровое, с оттенком печали раздумье. Размышлениям Руслана посвящена и следующая, медленная часть арии Руслана ("Времен от вечной темноты, быть может, нет и мне спасенья"), с необычайной по красоте широкой, пластичной кантиленой; возможно, гибель ждет и самого Руслана, но нет боязни в его душе. Слушатель понимает, что он готов встретить любую опасность, вступить в борьбу с любым противником. Заключительная, быстрая часть арии ("Дай, Перун, булатный меч мне по руке") полна героического порыва. Богатырская мощь звучит в музыке этой части. Даже тогда, когда Руслан вспоминает о похищении Людмилы, о разрушенном счастье ("О Людмила, Лель сулил мне радость"), пленительная светлая мелодия не теряет черт мужественности.Как величавые эпические картины древнеславянской жизни воспринимаются две грандиозные вокальные сцены. Одна из них открывает первое действие. В этой сцене звучат упоминавшиеся уже песни Баяна; завершается она могучим торжественно-ликующим хором, славящим Руслана и Людмилу. Вторая — заключительный хор пятого акта "Слава великим богам". По тону он перекликается с первым хором, но в нем еще больше радости, света, порыва. Дух славянской старины оживает и в несколько архаическом звучании замечательного хора "Лель таинственный" из первого действия.
    К эпическим хоровым сценам близка увертюра. Главная тема ее — музыка заключительного хора. Таким образом, темой хора "Слава великим богам" начинается и заканчивается опера Глинки. Это своего рода "обрамление" оперы, подчеркивающее ее светлый, радостный и в то же время героический характер. В увертюре музыка хора "Слава великим богам" противопоставлена упоминавшаяся уже лирическая и вместе с тем энергичная мелодия из арии Руслана ("О Людмила"). В увертюре звучат и темы Черномора, о которых речь будет позже.Центральный персонаж оперы — Руслан. Людмила по сюжету принимает значительно меньшее участие в действии; однако музыка создает чрезвычайно рельефный и привлекательный образ подруги Руслана.Каватина Людмилы с хором на свадебном пиру (первое действие) начинается словами "Грустно мне, родитель дорогой". Но в музыке нет печали: не разлука с отцом в мыслях Людмилы, а предстоящее счастье с любимым. Об этом ярко говорит плавная, слегка задумчивая мелодия. Еще больше жизнерадостности во второй части каватины, где Людмила обращается со словами утешения к отвергнутым ею соперникам Руслана. Радостное заключение каватины — призыв к Лелю: даровать счастье чете новобрачных. Изящные мелодии каватины расцвечены прихотливыми, грациозными колоратурами, так хорошо соответствующими облику юной героини пушкинской поэмы.
    У глинкинской Людмилы есть и свои черты, которых нет у Людмилы Пушкина. Когда невидимый хор в волшебных садах Черномора уговаривает Людмилу подчиниться власти чародея, она отвечает гордо и смело: "Безумный волшебник, я дочь Светозара. Я к смерти готова". Музыка этой арии полна гнева, решимости, энергии. Горислава — любящая, преданная русская женщина, предшественница многих женских образов в русских операх. В каватине Гориславы "Любви роскошная звезда" (у замка Наины, третье действие) мелодия льется свободно, широко, как певучий русский романс, выражая то страстную тоску, то пылкий порыв, то глубокую нежность.Партии Ратмира, хазарского хана, Глинка придает восточный колорит. В популярнейшей арии Ратмира "И жар и зной сменила ночи тень" (у замка Наины) сначала звучат томные медлительные мелодии; во второй части арии ("Чудный сон живой любви") интонации восточных напевов неожиданно, но вполне естественно сочетаются с плавным и в то же время стремительным движением вальса.
    В "Руслане и Людмиле", как и в "Иване Сусанине", Глинка сопоставляет различные национальные стихии.В "Руслане" русской музыке противопоставлен своеобразный мир восточной музыки, представленный не только партией Ратмира. Великолепны восточные танцы в садах Черномора (турецкий, арабский и знаменитая лезгинка).Глинка ввел в оперу несколько подлинных народных мелодий (например, в хоре "Ложится в поле..."). Но и собственные его темы в восточных сценах очень верно и тонко передают характер восточной музыки.
    Создавая образ мудрого Финна, Глинка ввел записанную им самим мелодию народной финской песни. На видоизменениях этого напева построен весь рассказ (баллада) Финна, открывающего Руслану тайну исчезновения Людмилы.Музыкально-сценические образы "Руслана и Людмилы" составляют своего рода галерею превосходных и чрезвычайно разнородных "музыкальных портретов". Великолепен и забавный "портрет" Фарлафа. Натура этого хвастуна раскрывается с наибольшей полнотой в его рондо "Близок уж час торжества моего". Глинка очень удачно нашел для Фарлафа быструю речитативную мелодию, "скороговорку", беспрестанно повторяющуюся с одними и теми же словами.Миру реальному, миру живых людей противопоставлен в опере Глинки мир сказочных чудес, мир фантастики; это прежде всего Черномор и его волшебный замок. Роль Черномора бессловесна. Его "портрет", очень колоритный, Глинка создает, пользуясь лишь средствами оркестра. Когда после удара грома исчезает из терема отца Людмила, странное, необычное Рондо — форма музыкального произведения, основанная на чередовании нескольких тем; при этом главная тема, так называемый рефрен (припев), возвращается неоднократно. В рондо Фарлафа рефреном служит начальная мелодия со словами "Близок уж час..." и т. д.последование звуков вызывает у слушателя впечатление чего-то страшного, таинственного, нечеловеческого. То же впечатление оставляют настороженномрачные аккорды — их называют обычно "аккордами оцепенения"; они рисуют и зловещий облик чародея и ужас, охвативший гостей Светозара.С иной стороны обрисован Черномор в замечательном марше, который заставляет вспомнить пушкинские строки:
    Безмолвно, гордо выступая,
    Нагими саблями сверкая,
    Арапов длинный ряд идет
    Попарно, чинно, сколь возможно,
    И на подушках осторожно
    Седую бороду несет;
    И входит с важностью за нею,
    Подъяв величественно шею,
    Горбатый карлик из дверей:
    Его-то голове обритой,
    Высоким колпаком покрытой,
    Принадлежала борода.
    Именно эту забавную картину рисует музыка первого эпизода марша, торжественная и в то же время комическая. Второй эпизод — колоритные нежно звенящие "хрустальные" звучания; это музыка призрачных чудес волшебного царства "обладателя полнощных гор".По богатству музыкальных форм опера "Руслан и Людмила" имеет не много равных себе во всей мировой музыке. Великолепные "музыкальные портреты" в форме монологов (арии, каватины и т. д.) сменяются превосходными ансамблями и хорами. Оркестровые фрагменты оперы (увертюра, антракты, танцы, марш Черномора) заслуженно признаны высокими достижениями русской симфонической музыки и давно вошли в концертный репертуар.
    "Руслан и Людмила"—первая русская эпическая опера, положившая начало целому направлению в русском музыкальном искусстве. На традиции "Руслана" опирался в "Князе Игоре" Бородин. По-иному развивал те же традиции Римский-Корсаков в своих сказочных операх.Одна из важнейших традиций русской классической оперы — обращение к сюжетам великих творений русских писателей. Начало этой традиции положено опять-таки "Русланом и Людмилой". Первая постановка "Руслана и Людмилы" состоялась в Петербурге в ноябре 1842 года, ровно через шесть лет после премьеры "Ивана Сусанина". У слушателей опера Глинки имела большой успех. Достаточно сказать, что в течение нескольких месяцев состоялось 32 представления "Руслана". Но и у этой оперы нашлись противники. "Высочайшего" одобрения она не получила: царь и его семья были на премьере, но покинули театр до окончания спектакля. На оперу Глинки ополчились журналисты реакционного направления во главе с Булгариным, который поносил в свое время и "Ивана Сусанина". Но передовые русские любители музыки тогда же увидели в опере Глинки новое великое достижение русской культуры. "На русской музыкальной почве вырос роскошный цветок, — писал В. Ф. Одоевский.—Он ваша радость, ваша слава. Пусть черви силятся всползти на его стебель и запятнать его, — черви спадут на землю, а цветок останется".

Соловцев А.Книга о русской опере. М., 1960. С.55



Глинка Михаил Иванович




 



  (c) портал "Культура России"