МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ

Лидваль Федор Иванович
Годы жизни: 1870г. - 00.03.1945
архитектор

Сайты по теме
Архитектура России
Великие зодчие
Русская Утопия: депозитарий
Храмы Москвы
Исторический Петербург

В том же виде искусств
Росси Карл Иванович
Монферран Огюст
Тон Константин Андреевич
Шехтель Франц (Фёдор) Осипович
Лидваль Федор Иванович

Современники
Шаляпин Фёдор Иванович
Брюсов Валерий Яковлевич
Мейерхольд Всеволод Эмильевич
Билибин Иван Яковлевич
Волошин Максимилиан Александрович

В той же профессии
Росси Карл Иванович
Монферран Огюст
Тон Константин Андреевич
Шехтель Франц (Фёдор) Осипович
Лидваль Федор Иванович


Произведение

"Сосуд-конь"


Персоналия
Пельтцер Татьяна Ивановна
Пельтцер Татьяна Ивановна


Искать то же на:
Yandex
Rambler
Google





 
Лидваль Ф.И.
Лидваль Ф.И.

Федор Иванович Лидваль — один из ведущих мастеров петербургского модерна, архитектор-художник и строитель — происходил из шведско-датской семьи, обосновавшейся в городе на Неве в середине XIX в. и имевшей прочные связи со скандинавской диаспорой. Он родился в 1870 г., учился в Училище технического рисования барона Штиглица, затем в Академии художеств — в мастерской Л. Н. Бенуа, выполняя обычные, ничем не выделявшиеся курсовые работы. В 1896 г., разработав выпускную программу (проект выставочного здания), Лидваль завершил свое образование.
    За двадцать лет непрерывной творческой деятельности Лидваль построил в Петербурге несколько десятков зданий, оставивших заметный след в архитектурном облике города. Воспитанный на традиционной эклектике, он быстро выдвинулся в первый ряд приверженцев нового стиля модерн. В его творчестве можно выделить два периода: 1897—1907 и 1907—1918 гг. На первом этапе зодчий ярко проявил себя мастером "северного модерна", его поиски в эти годы близки устремлениям скандинавских и финских зодчих. В то же время постройки Лидваля не противоречили исторически сложившемуся облику города: архитектор проявлял характерный для него художественный такт, сочетая приемы классической школы с новыми мотивами и формами. В эту пору его главная тема — доходный дом, основной тип зданий капиталистического Петербурга. Лидваль, как и его коллеги, стремился к созданию запоминающегося образа, в то же время размещая в домах возможно большее количество квартир для различных слоев населения. В 1900 г. он перестроил большой дом, выходящий фасадами на Кадетскую линию. Кубанский и Тучков переулки. Эркер и купол подчеркнули ответственное положение дома. В 1901 г. совместно с С. В. Беляевым Лидваль построил деревянный особняк К. К. Экваля на территории его же завода (Красногвардейский пер., 15) — редкий памятник такого рода в стиле модерн. В 1903 г. Лидваль построил здание гостиницы в Апраксином переулке, 6,— в торговом центре столицы. В нижних этажах этого строгого, делового здания разместились магазины.
    Первым самым крупным программным произведением Лидваля стал доходный дом его матери, И. Б. Лидваль (Каменноостровский пр., 1—3,— М. Посадская ул., 5; 1899—1904). Дом с парадным двором-курдонером открывает застройку этой главной магистрали Петербургской стороны, значение которой возросло после сооружения Троицкого моста. Дом Лидваля — пример комплексного градостроительного и художественного решения большого участка трапециевидной конфигурации. Боковые разновысотные корпуса выходят на "красную линию" проспекта. Центральный корпус находится в глубине двора. Живописность и поэтичность облика дома достигнуты применением разнообразных средств — изысканностью цветовой гаммы, разными очертаниями, размерами и группировкой проемов, разнообразием эркеров, фронтонов, балконов, террас и других декоративно-пластических элементов, плавными переходами форм, которые Лидваль объединяет в сложные пластические системы. Разнообразные порталы входов дополнены рельефными изображениями мотивов северной флоры и фауны, характерных для "северного модерна". При всем богатстве мотивов все они подчинены большой форме и не нарушают цельности облика дома. Асимметричная композиция фасадов — не прихоть автора, она вытекает из планировочного решения, основанного на индивидуальном характере разных помещений.
    Первая крупная постройка Лидваля сразу же сделала его известным, этот дом явился ярким примером форм "северного модерна", продемонстрированных с щедрой изобретательностью. Здесь, наконец, очень активно и убедительно использованы художественные и технические возможности отделочных материалов — цементной штукатурки, тесаного и грубоколотого камня — и их сочетаний. Подобно В. В. Шаубу Лидваль выступил здесь тонким знатоком традиционных и новых строительных и отделочных материалов, открыл в них новые возможности. Дом явился этапом в развитии петербургского зодчества. Лидвалю стали охотно заказывать проекты, подражать. На первом этаже дома разместилось его проектное бюро.
    В 1902, 1904 и 1908—1910 гг. по соседству Лидвалем были построены дома по Малой Посадской улице, 15, 17 и 19, образовавшие крупный жилой комплекс. Их облик гораздо строже (надо сказать, что после возведения дома на Каменноостровском проспекте Лидваль почти сразу же перешел к более строгой лаконичной манере), фасады оживлены лишь легким вспомогательным орнаментом, отделочным кирпичом и фактурной штукатуркой, деталями входов. Дворовые флигеля образуют единое большое пространство.
    Еще одно особенно красочное и выразительное здание было построено Лидвалем на Каменноостровском проспекте, 61 (1906—1908),—на углу Вологодской (ныне Чапыгина) улицы. Виртуозно разработанная планировка, в которой ясно выражено стремление автора к функциональному зонированию помещений, соответствует пластическому и декоративному решению фасадов. Повышенный угловой объем со сложной кровлей подчеркивает важное местоположение дома. Лаконичность форм сочетается с живописностью композиции, свободной лепкой и сочной пластикой, достигнутыми искусным применением светлой штукатурки и глазурованной плитки. Здесь особенно привлекательна партерная часть — небольшая терраса со спуском в палисадник, отделенный от улицы оградой. Лаконичность форм ризалита, эркеров и балконов, разнообразнейшие окна на гладких стенах, парадные (почти барочные) входы — все рождает множество впечатлений и ассоци-аций, перекличку с памятниками города, гармонию с пейзажной средой (рядом — просторы М. Невки, парки). Этому зданию присуща уравнове-шенность, ясность, мажорность.
    В 1908—1910 гг. в лидвалевском, если так можно назвать, стиле был построен один из самых интересных в градостроительном отношении до-мов — в совершенно иной ландшафтной среде. Это дом на Приморском проспекте, 14, необычайно эффектно возвышающийся на невысоком берегу Невки, как раз напротив павильона Росси.
    Активно трудясь на Петербургской стороне, Лидваль не менее ярко проявил себя и в застройке центра города. На Большой и Малой Конюшенных улицах он возвел одновременно в 1904—1905 гг. два здания, каждое из которых является программным в его творчестве и этапным в развитии петербургского модерна. Дом Шведской церкви (М. Конюшенная УЛ., 3) отчетливо демонстрирует стремление автора сочетать мотивы модерна с классическим приемом общей композиции. Легко выступающие ризалиты на обоих флангах, эркеры в центре, объединенные с балконами и завершенные куполами,— выразительные пластические акценты. Особое очарование фасаду здания придает тонкая палитра отделочных материалов — светлой глазурованной плитки, гранита разных фактур, штукатурки — в сочетании с тонко нарисованными рельефами. Градостроительная культура зодчего проявилась в тактичной вписанности дома в сложившуюся застройку, в то же время здание своей насыщенной пластикой, характерностью деталей выделяется в протяженном жилом массиве. В дворовой части разместился ставший очень популярным концертный зал, который любил В. Маяковский.
    Примером "северного модерна" является дом № 19 на Большой Конюшенной улице. Еще не было дома Гвардейского экономического общества (ДЛТ), и здание Лидваля горделиво возвышалось в пространстве, да и сегодня оно является важным акцентом. Особой выразительности автор
    достиг в пластической и декоративной обработке угловой части — мощный полукруглый эркер на стыке фасадов завершен башней с двухъярусным куполом шлемовидной формы. Разные, нигде не повторяющиеся элементы, по-разному сгруппированные проемы различных очертаний и размеров, изысканные орнаменты и, прежде всего, виртуозное применение отделочных материалов — гранита, штукатурки, отделочного кирпича — все это служит созданию образа подлинно петербургского дома. Приемы сочетаний разных материалов, перетекание форм и плоскостей настолько разнообразны и интересны, что невольно заставляют "читать" фасады как занимательный рассказ, в то же время ощущая целостность большой формы. Лидваль — ХУДОЖНИК и строитель — полно выразил себя здесь.
    В эти же годы он создал еще одно незаурядное здание, образная характеристика которого отличается большей сдержанностью, даже суровостью. Четырехэтажный дом выборгского гражданина Коллана (В. О.Большой пр., 92) — один из первоклассных памятников "северного модерна", без крайностей и гротеска, нередко дискредитировавших это направление. Типично для Лидваля гармоничное соединение традиционной композиционной схемы и новых форм и декоративных приемов. Центр строго симметричного фасада выделен массивным трехгранным эркером, расположенным над входом в дом. Боковые эркеры, находящиеся на другом уровне, также образуют сильные пластические акценты и уравновешивают композицию фасада. Нижний этаж выделен гранитом разных фактур и тональных оттенков, а также крупными окнами более сложной конфигурации. Массивные лаконичные формы эркеров, большие глухие плоскости стен, оживленные светлыми орнаментами, редко расставленные проемы, общий сумрачный тон облицовки придают дому суровый и в то же время поэтичный облик. И наконец, очень важный элемент, встречающийся в скандинавском зодчестве,— окна в одной плоскости со стеной.
    Той же поре принадлежит и пятиэтажный дом Либих (Моховая ул., 14), гармонично вписанный уже в иную пространственную среду, с довольно нейтральной, лишенной сильных акцентов композицией и равномерным ритмом окон. Решение фасада вытекает из свободной ясной планировки квартир с их простыми в плане, разными по площади, уютными помещениями. Легкая асимметрия композиции фасада (эркер и ризалит), офактуренные гранитные русты и контрастная штукатурка с немногими декоративными деталями создают иной, более просветленный образ и еще раз показывают Лидваля как мастера, умеющего находить разнообразные решения.
    Творчество Лидваля на первом этапе его деятельности впечатляет многоликостью художественных образов, объединенных, несмотря на разнообразие форм и приемов, особой поэтичностью, романтической взволнованностью. Все рассмотренные выше здания вызывают богатую гамму эмоций, побуждают более внимательно вглядываться в окружающую застройку в целом и отдельные ее звенья, находить в них специфическую, "лидвалевскую" ноту, а эта нота звучит отчетливо
    Получив широкое признание, Лидваль расширил поле деятельности. В сложной обстановке борьбы различных художественных течений и группировок архитектор нашел применение своему дарованию, обратившись, как и многие его современники, к классике, но не утратив ничего из того, что было найдено в пору расцвета модерна. Яркими примерами обращения зодчего к классике стали здания Второго общества взаимного кредита (Садовая ул., 34; 1907—1908) и Азовско-Донского коммерческого банка (Б. Морская ул., 3—5; 1908—1909, 1912). Эти монументальные, парадные, респектабельного вида дома — памятники нового Петербурга, вызвавшие широкий резонанс и оказавшие влияние на архитектуру подобных учреждений. В обоих зданиях — строгая петербургская симметрия, акцентирование центра, трактовка первого этажа как мощного основания, определенная статичность. Однако приемы обработки стен, ритмика проемов, разнообразие их форм, острая характерность деталей типичны для Лидваля как мастера модерна. Творческое применение ордерных элементов, своеобразная гра-фичность (дом на Садовой) и сочная пластика (дом на Большой Морской), применение рельефов, элегантность, повышенное внимание к узлам, примыканиям элементов — черты, общие для обоих зданий. Каждое из них имеет свой образ, свое "музыкальное" звучание. Быть может, наибольшее искусство Лидваля проявилось даже не в решении фасадов (хотя и незаурядных), а в тщательной разработке сложной планировочной структуры,— ведь ему приходилось считаться с особенностями участков — узкого и вытянутого в глубь квартала на Садовой и неправильной формы — на Большой Морской. В доме на Садовой автор создал два световых двора, четкое зонирование пространства по функциональному признаку (основные планировочные зоны выделены на фасадах). Строительство банка на Большой Морской улице шло в два этапа в связи с постепенным приобретением соседних участков (№ 3 и 5). Отсюда строго симметричная и как бы самостоятельная композиция каждого фасада. В то же время они образуют единое целое. Композиционное ядро — операционный зал, созданный на основе железобетонного каркаса. Вокруг зала — целая система хорошо спланированных рабочих помещений, обращенных во внутренние дворы. Это здание, безусловно, памятник модерна, но с творчески примененными формами и мотивами классики — колоннами и пилястрами, скульптурным декором того же цвета и фактуры, что и стены. Помимо владения формой здесь проявилось и мастерство Лидваля-строителя.
    В 1915—1916 гг. Лидваль совместно со своим учителем Л. Н. Бенуаначал постройку Русского для внешней торговли банка (Б. Морская ул., 18,— наб. р. Мойки, 63), однако из-за войны здание осталось недостроенным и было завершено уже в 1920-х гг. по измененному проекту. Несколько отличных банковских зданий было построено по проектам Лидваля в Москве, Астрахани, Киеве и Харькове, лучшее из которых, в Киеве, является украшением Крещатика.
    Лидваль проявил себя и в гостиничном строительстве. Это внутренняя перестройка, отделка и надстройка гостиницы "Европейская" на Михайловской улице (1908—1910) и проектирование и строительство гостиницы "Астория" в ансамбле Исаакиевской площади (1911—1912). До сих пор оценки этого здания неоднозначны. В градостроительном отношении "Астория" в какой-то степени является диссонансом — слишком массивен ее
    объем, хотя автор плавно скошенным углом попытался вписать здание в среду и оформить выход Большой Морской улицы на площадь. Элегантность и спокойная монументальность сочетаются здесь с некоторой вялостью и
    дробностью деталей.
    Однако ни банки, ни гостиницы не могли отвлечь архитектора от его главной темы — жилого дома, и здесь он снова проявил большую гибкость творческого мышления. Дома, построенные в 1910-х гг., обладают новыми качествами, что связано с требованиями времени.
    Планировка и художественный образ жилого дома были в центре внимания Лидваля в процессе проектирования и строительства двух, быть может, самых незаурядных и зрелых его произведений — доходных домов М. П. Толстого (наб. р. Фонтанки, 54,— ул. Рубинштейна, 15—17) и Э. Л. Нобеля (Лесной пр., 20). Оба здания построены в 1910—1912 гг.: как обычно, мастер строил одновременно несколько больших объектов. Огромный шестиэтажный дом Толстого занимает длинный и узкий участок между улицей и набережной, это целостный, близкий современным требованиям жилой комплекс, состоящий из двух лицевых корпусов и двух дворовых. Оба лицевых фасада выделены высокими проездами во двор — тройными арками ренессансного типа. Но главным здесь является композиция внутриквартального пространства — своеобразная "улица Лидваля", образованная тремя дворами-интерьерами под открытым небом, разных очертаний, средний из которых представляет собой небольшую уютную площадь. Архитектура дома благородно-сдержанна, здесь нет того разнообразия пластических и декоративных приемов, которое свойственно ранним постройкам Лидваля, но они здесь и не нужны. Красный отделочный кирпич, известняк, штукатурка, лаконичность декора — во всем ощущается вкус и чувство меры. И здесь, наконец, можно говорить об определенной стандартизации элементов, сокращении типов окон, большей строгости цветовых и тональных соотношений.
    Квартиры разной степени удобств и размеров, различных очертании в плане свидетельствуют о чутком отношении зодчего к меняющимся требованиям. И этот дом оказал влияние на современников Лидваля (дом на ул. Ленина, 41, построенный А. Л. Лишневским, и др.).
    Дом шведского промышленника Нобеля на Лесном проспекте — один из ряда жилых и производственных зданий, построенных для него Лидвалем. Среди них основательно перестроенный дом (наб. кан. Грибоедова, 6; 1909),
    особняк для него же напротив рассматриваемого доходного дома (Лесной
    21), перестроенный Лидвалем в 1910 г., возможно, загородный дом в Сергиеве (не сохранился) и производственные постройки на Выборгской стороне. Дом на Лесном проспекте, 20,— также одно из программных произведений зодчего: островыразительный сводчатый проезд, поддерживаемый пятью парами гранитных колонн, ведет на длинную внутреннюю улицу, гле часть корпусов также построена Лидвалем. Эта безымянная улица выходит на Большой Сампсониевский проспект. Мотив трех арок свидетельствует о роли пластических композиций в архитектуре модерна. Большие плоскости стен с редко расставленными широкими окнами без декора оставлены гладкими, в отличие от более ранних респектабельных столичных домов. Этот фасад более всего похож на произведения шведских зодчих. Острый штрих вносит контраст между скромным решением основной части фасадов и барочными формами деталей. Купол с башенкой над главным входом, аркада с расположенной над ней лоджией и мансардный этаж — запоминающиеся элементы дома, воплотившего в своем облике лучшие качества "северного модерна".
    В те же годы Лидваль занимался сооружением двух одинаковых домов на острове Голодай (ныне Декабристов, Железноводская ул., 19 и 34). Это удобные и современные дома для рабочих, компактные в плане и хорошо обозримые со всех сторон, с очень простым решением фасадов. В те же годы зодчий создал интересные проекты жилого комплекса страхового общества "Россия" на Каменноостровском проспекте и больничного комплекса на Старорусской улице, оставшиеся нереализованными из-за войны. Крупный жилой дом для служащих Азовско-Донского банка был построен Лидвалем в 1914—1915 гг. на углу улиц Песочной (ныне Профессора Попова) и Грота — с курдонером и флигелем в глубине участка. Эта добротная, сдержанная по пластике постройка позднего Лидваля лишена характерных признаков его почерка (такова была эволюция творчества многих современников Лидваля). Те же черты присущи и дому акционерного общества "Пекарь" в 11-й Роте (ныне 11-я Красноармейская ул., 18; впоследствии перестроен) и особенно зданию училища при Доме призрения больных и увечных граждан Петербурга (Тамбовская ул., 80).
    В 1913—1914 гг. Лидваль построил совместно с архитектором Д. Д. Смирновымотличный жилой дом (П. С., Большой пр., 39; кстати, Смирнов активно участвовал в постройке дома Толстого), а вместе с М. М. Перетятковичемсоздал железобетонный свод в главном зале Биржи.
    Много места в его деятельности занимали конкурсы, в которых он сотрудничал с видными зодчими города. Жаль, что эти проекты не были осуществлены. Лидваль преподавал на архитектурном отделении Женского политехнического института, участвовал в общественной жизни (съезды зодчих, жюри, судейские комиссии, программы на разработку проектов и т. д.). Постройки Лидваля и мастеров его круга в большой степени определили своеобразие и высокий уровень петербургского зодчества 1900—1910-х гг.
    В конце 1918 г. он уехал на родину предков — в Стокгольм, где и прожил последний, большой по времени, но гораздо менее продуктивный период жизни. Это и понятно — ведь всеми корнями Лидваль был связан с культурой Петербурга, России, продолжал считать себя русским зодчим, а годы работы в Петербурге — самыми счастливыми годами жизни. Конечно, он строил и в Швеции, но того творческого горения, тех взлетов, которые наполняли его жизнь на родине, уже не было. Впрочем, такова судьба большинства русских архитекторов, волею судеб оказавшихся за рубежом. Они жили воспоминаниями, надеждами, мечтали вернуться, но их время ушло: новая Россия требовала осуществления иных, еще более сложных архитектурных задач, чем те, которые ставила жизнь в начале века. Многие ученики Лидваля (А. А. Оль, Р. И. Китнер и др.) стали видными советскими зодчими и всегда помнили уроки учителя и старшего друга.
    Скончался Федор Иванович Лидваль в марте 1945 г. в Стокгольме.
   
   

Зодчие Санкт-Петербурга XIX - начала XX века. СПб., Лениздат. 1998. С.705









 



  (c) портал "Культура России"